Письма Г. В. Гайдамаки, минометчика, отцу В. Гайдамаки в Ставрополь

вторник, 20 июня, 2017 - 14:45

Гайдамаки Геннадий Владимирович, родился в 1925 г. в Ставрополе, призван Ставропольским РВК. Старший сержант Г. Гайдамаки умер от ран 21 марта 1945 г. в  г. Шверзенц, Польша.

13/V-43 г.

Добрый день, дорогие папа, мама, бабушка и Танюшка. Пишу вам третье письмо. Я благополучно прибыл на место своего назначения. Сижу пока на вокзале. Думаю пройти к тете Лере. Живу пока на сто процентов. Продукты еще есть. В следующем письме напишу свой адрес и с нетерпением буду ждать письма. Сообщите о нахождении папы и если можете моих друзей. Как здоровье всех членов семьи. Я чувствую себя неплохо. Привет всем. Целую крепко. Геннадий.

17/V-43 г.

Здравствуйте, дорогие папа, мама, бабушка и Танюшка. Пишу вам четвертое письмо. [Я живу] неплохо. Пита[ние] хорошее. Разбиты по частям. Живем пока в покинутой конюшне. Команда наша дружная, ребята хорошие. Зачислены в минометный батальон. Все считают это счастьем. Дня через два должны одеть форму и уехать в лагеря. Ну обо мне достаточно. Напишите каково папино положение, как здоровье всей семьи. Не скучает ли Танюшка. Кто из ребят еще на месте. Ну пока все, спешу в строй.

Горячий привет всем ребятам и девчатам.

Целую всех. Геннадий.

15.6.43 г.                              Привет из Орджоникидзе!

Здравствуйте, дорогие папа, мама, бабушка и будущая путешественница Танюша.

Большое спасибо за письма, которые вы прислали, через них пахнет чем-то домашним. Начну с ответа на папино письмо.

Папа, я нисколько не считаю тебя человеком с деревянным сердцем. Но и ты в свою очередь ошибаешься, полагая, что камнем моего преткновения являются плетни. Сейчас плетень – рай после строевой и других занятий.

Но суть дела не в них. С военной обстановкой я примерился и в достаточной степени освоился. К строевой и военной дисциплине привык. В основном я живу неплохо. Всем необходимым обеспечен. В баню ходим раз в десять дней. Мыло выдают. Питание неплохое, но однообразное, рис на рисе сидит и рисом погоняет. Этого дома нет, а тут приедается.

Изредка бывает компот, иногда [сало]. Правда после занятий желудок опустошается, но затянешь потуже ремень и ничего – все идет гладко, как по маслу.

Занятия идут нормальным ходом.

Вы просили восстановить мой род занятий и будущую мою профессию. Постараюсь это сделать. Сейчас нашим боевым девизом является: «Минометчик, не пыли». Приходится таскать на спине и ствол и плиту. Работать мы будем на батальонные. Какие они папа знает. Как видите, я имею некоторую родственную связь с артиллеристами.

Чехарду адресов объяснить не могу. В основном суть адреса остается.

24.6.43 г.

Здравствуйте, дорогие папа, мама, бабушка, Танюшка и недавно появившийся на свет Сашук!

Радость моя в связи с этим событием неописуема. Рад, что новорожденный назван в честь деда – Александром. Мой вкус схож со вкусом мамы: она любит простые чисто народные имена, к тому же это имя носили великие русские люди: Невский и Пушкин. Как реагировала на это событие Танюшка? Не говорила ли она, как некогда я – «Ну теперь, мама, ты не будешь меня любить»?

Очень радует сообщение, что все прошло вполне благополучно, точно какая-то гора свалилась с плеч. Желаю Сашке быть здоровым смышленым и боевым парнем. Когда вернусь домой разгляжу, подержу как следует. А пока прошу сделать полное описание его наружности и физических качеств.

Мама пусть крепится и не плошает, ты, папа, тоже не сильно запускай себя. Берегите Сашу. Обо мне не беспокойтесь, живу неплохо. Деньги, которые обещаешь выслать в конце месяца, не высылай, я в них особой нужды не терплю. Оберните на «обмундировку» Александра и поправку Мамы. Единственно ощутимая нужда у меня только в бумаге. Если можете вышлите в виде заказного письма 2 тетради. Это уже практиковали.

Занятия проходят нормально. Особое внимание уделяется тактике.

Сейчас в нашей части проходят чистки. Многие отчислены. Учусь я неплохо, взысканий не имею. Программа обучения рассчитана на 1 год, но выпуска можно ждать каждый…

Сейчас в училище комиссия из СКВО во главе с генерал-лейтенантом Курдюмовым. Ясно, что после этого произойдут некоторые изменения в бытовых и других отношениях. Наша столовая стала давать обеды с некоторым применением огородных культур. Пища стала разнообразнее. На завтрак выдают 200 гр. белого хлеба и 25 гр. сливочного масла. Как видите, живу я фон-бароном, следовательно, беспокоиться обо мне не стоит.

Ну на сегодня достаточно. Жду от Папы объемистого письма с фотографией «На сенокосе». Желаю всем счастья и всего остального, что желают своим родителям, а также веселого настроения.

Жду от вас писем с большим нетерпением, и особенно часа встречи с вами. Привет всем моим знакомым. Целую крепко. Ваш Геннадий.

6.7.43 г.                   

Здравствуй, Папа!

Большое спасибо тебе за письмецо.

Конечно, папа, отдыхающие части, гармошка, вид бойцов в настоящем положении может нагнать некоторую грусть и воспоминания. Это бывает и со мной, но обижаться не приходится – война!

Что отец забыл меня или я его – не может быть и речи. Между отцом и почти взрослым сыном должна быть крепкая и долговечная дружба. Относительно недостатка времени я понимаю и сочувствую тебе.

Папа! Ты наверно удивишься адресованию этого письма тебе через школу. Дело в том, что я хочу, чтобы не все знали о двух-трёх словах, которые я набросаю несколько ниже.

Несколько дней училище находится в напряжённом состоянии. Сегодня – особенно. Стало попахивать дымком с запада. Может быть такой же момент, как и с тобой в 1934 г. (24 часа имеют огромное значение).

Поэтому прошу до получения от меня следующего письма не высылать ни денег и ничего другого (ценного). Письма пишите по старому адресу.

А остальное всё по старому. Питание отличное. Занятия продолжаются.

Я очень рад, что успел сфотографироваться и выслать фото (5.7.43 г.)

Жду следующего письма, крепись, не падай духом, умей смело смотреть правде в глаза.

Привет всем. Целую крепко.

Геннадий.

Расцелуй Танюшу и Сашука!

27.3.44  

Добрый день дорогие Папа, Мама, Бабушка, Танюшка и Сашук!

Сегодня у меня праздничный день – после долгого ожидания получил сразу два письма. Далеко забрался, по правде сказать, я уже и не имел надежды получить их. Вот получил сегодня я весточку, и сразу будто бы расстояние сократилось на несколько тысяч километров и дома горячие блины со сметаной наворачиваю. Но оставим эту романтику до послевоенного времени, которое не так уж далеко.

Мама пишет, что стали частенько появляться гости, по-видимому, дает знать о себе Крым, хорошо хоть нет цветов. У нас здесь бывает всякое почти каждый день.

Живу я отлично, у командования стою на неплохом счету, все идет хорошо, одно плохо местность и климат [неразборчиво] все настроение. Ну обо мне все, что могу сообщить из бабушкиного письма мне непонятно одно место. Почему не работает папа? Как относится к нему военкомат?

Письма пишите почаще, подробнее и всесторонне описывайте свою жизнь.

Привет всем знакомым и наилучшие пожелания.

С приветом. Крепко целую Вас.

14.4.44 г.   9.V. 44 

Здравствуйте дорогие Папа, Мама, Бабушка, Танюшка и Сашук! Наконец-то оно пришло долгожданное письмо от папы, с маминой [припиской]. Я, по правде сказать, уже начал к вам письмо сердитого содержания, но хорошо не успел отправить.

Да, Папа, [зачеркнуто] затем под самым [зачеркнуто]. На карете эти два пункта соединены почти прямой линией, а сколько кривых пришлось протопать своим одиннадцатым номером, сколько болот и других препятствий пришлось преодолеть, но все это пустяки, я уже привык ко всему и духа бодрости не теряю,  – не теряйте его и Вы. Твоя правда в том, что я сапёр, но дело не в этом. Здесь, у фронтовиков, особенно у саперов, есть пословица «время – дороже всего», так же думаю и я. А на счет того, кем я буду и где я буду так это, как говорится, «бабушка на двое сказала». Кругом нужна военная находчивость. По-моему мое положение должно решиться в ближайшие двадцать дней, сообщу письмом. Обо всем остальном. Живу по-старому. Походов пока не совершаем, так как пока что нет места, фронт стоит на месте, ждет, пожалуй, скоро продвинется тогда вновь топай по привычке.

Возможно буду учиться на курсах офицеров…

17.06.44 г.

Здравствуйте, Папа, Мама, Бабушка, Танюшка и Саша.

Сегодня получил два письма – одно от Мамы, на свой адрес, – другое на имя командира подразделения. Очень сожалею о том, что причинил Вам столько беспокойства.

В настоящее время я живу на старом месте. Живу отлично, ни в чем не нуждаюсь, кроме бумаги и карандашей. Если есть дома бумага, пришлите немного бандеролью, они дола…

Жду от Вас писем.

Привет всем товарищам.

Крепко целую Вас.

С приветом. Геннадий.

31.08.44 г.

Здравствуйте, дорогие Папа, Мама, Бабушка, Танюшка и Сашук!

Сегодня получил от Вас два письма, за которые искренне благодарю. Я очень рад, что жизнь у нас в городе стала налаживаться, что наша семья становится на ноги.

Меня интересует цель папиной командировки. Почему он командирован военкоматом? Разве он работает при нем?

За меня не беспокойтесь. Живу я неплохо. Уже третий день я нахожусь на отдыхе в … километрах от передовой. Сейчас только слышно разрывы, все удаляющиеся от нас. Немцы хотя имеют приказ не отступать, постепенно и неуклонно теснятся на Запад.

В этом письме посылаю справку, которую Вы просили. Сообщите, дает ли она в соответствии с законом установленные льготы семьям военнослужащих.

На этом кончаю. Когда приедет Папа, пусть напишет.

Привет всем моим знакомым и товарищам.

Крепко целую.

С приветом, Геннадий.

25.11.44 г.

Привет далеким родным с фронта.

Здравствуйте, дорогие Папа, Мама, Танюшка и Сашук!

Большое красноармейское спасибо за письма и поздравления с праздником 7 ноября. Первым я очень рад, ну и второму тоже.

Два раза принимался писать ответ, но оба раза не заканчивал, так как прерывали неотложные дела. Сейчас я уже не самоварник, хотя и значок имею «Отличный минометчик». Работаю в штабе батальона вторым, после хозяина штаба, по должности. Работы много, но это не беда – справимся.

Как видите, со мной дела идут пока неплохо. А вот у Вас дело туманное. Нужно расстаться.

Вы часто спрашиваете, как живу и остальное. Ну что я делаю? Какие у меня заботы. Обеспечен всем полностью, одет, обут. Правда иногда и попадаешь в неприятные переплеты, но ведь это иногда. Так что не беспокойтесь обо мне...

Привет и поцелуй Танюшке и Сашуку!

Целую Вас.

Гайдамаки.

29.11. [44] (по почтовому штемпелю)

Привет из Солдатской!

Здравствуйте дорогие Папа, Мама, Бабушка, Танечка и маленький Сашук! Получил сегодня письмо от мамы, которому бесконечно рад. Теперь я знаю, что мои письма дошли к вам. Мама из письма видно, что ты сильно расстроена, нервы твои крепко расшатаны и особенно повлияли на тебя моя «полевая почта». Видишь ли, Мама, эта почта бывает двух родов и сама жизнь говорит, что нужно побывать и тут и там, пока что прошу Вас не беспокоиться и вести со мной переписку.

Живу я неплохо, настроение немножко портит паршивая погода, стоящая в последнее время здесь.

Вот коротенько о себе. Теперь несколько вопросов к Вам.

Как здоровье и благосостояние семьи? Как обстоят дела с топкой и кормом для скотины? Каковы базарные цены?

На этом кончаю, папу прошу написать несколько строчек. Привет всем. Крепко целую Вас.

Геннадий. 

10.12.44

Привет с Фронта!

Здравствуйте, дорогие Папа, Мама, Танюшка и разбойник Саша.

Сегодня у меня большой праздник, конечно не союзного значения, а лично мой. Заключается он в том, что после долгого неполучения писем я получил их сразу 5.

Среди них 2 от Вас, одно от дяди Сережи, от которого я не имел писем больше месяца, и остальные от девчат. Сразу настроение мое унеслось в небеса, и я сел за ответы на письма.

Мама, зря ты думаешь, что если я нахожусь здесь, то Вам нельзя и повеселиться. Напрасно! Даже наоборот. Я раньше не верил в магнетизм на расстоянии, а теперь почти верю.

Знаешь, если все благополучно дома, если Вы вырываете одну минутку в месяц, чтобы разогнать тоску, то и у меня здесь, за тысячи километров от родного очага и на чужой земле настроение приподнятое, что очень много значит в моей фронтовой жизни. Об этом может подтвердить и Папа. Я и впредь советую вам не очень грустить и почаще вырывать из своего трудового дня минутку для веселья. Я очень рад, что папа стал подниматься на ноги, т. е. поправляется. Это очень похвально для него.

Старайтесь его поддерживать в этом отношении.

Теперь немножко о себе и окружении.

Живу я хорошо, нахожусь пока что во втором эшелоне и занимаюсь бумажными делами, но думаю их бросить и взяться снова за свой затвор.

Погода здесь стоит какая-то странная, то снег, то дождь.

А вообще еще тепло. На нашем фронте изменений тоже нет, и в ближайшем будущем не предвидится.

От Сергея Александровича получил письмо. Живет он в гор. Сандомире. Живут на квартире, 4 шофера вместе. Баян его еще живой, хотя и крепко потрепан.

Ну вот пока все.

Привет моему двоюродному брату Николаю. Плохо, что я его не видел, но это не беда, живы будем, увидимся.

Передавайте привет всем знакомым.

Крепко […] целую, ваш Геннадий.

8.2.[45]

Привет из Германии!

Здравствуйте, дорогие родители, бабушка, Танюша и Сашук! Получил Ваше письмо от 14.1, за которое сердечно благодарю. Напрасно Вы придаете так много значения тем деньгам, которые я посылаю Вам. Здесь использовать их мне решительно негде да и незачем. А носить их в карманах – лишний ненужный груз. Вам же они, хоть их и мало, могут пригодиться, хотя бы на сладости для малышей.

Мама […] прошу не слишком увлекаться […] больше следить за своим здоровьем и здоровьем семьи.

Папа, ты мне советуешь иногда почитывать. Я сам был бы очень рад, если бы в какой-нибудь германской библиотеке мне удалось найти русскую книгу.

Когда мы были еще в Польше, мне удалось найти 3 [тома] сочинений Данилевского. Их носил в вещмешке 10 дней, пока не прочитал от корки до корки. А сейчас ничего не поделаешь, придется нагонять все упущенное после войны.

Живу я во всех смыслах очень хорошо, в части питания даже роскошно. Жирного мяса кушать уже не могу – приелось.

Погода здесь стоит теплая, туманная и сырая. Снег растаял.

Получил письмо от Геннадия Владимировича. Находится он в городе Шнайдемюль. Доколачивает окруженного там фрица.

Мой отдельный привет и поцелуй нашим малышам. Пусть растут и крепнут.

Крепко целую Вас.

С приветом, Геннадий.

[Февраль. 1945]

Привет из фашистской Германии!

Здравствуйте, дорогие родители, Бабушка, Танюшка и Сашук!

Большое спасибо за письмо. Догнало оно меня уже на территории Германии, т. е. в фашистском логове. Мирное германское население от мала до велика скрывается в лесах. Короче, встречают нас здесь не особенно приветливо.

Живу я очень хорошо. Все, что только душа пожелает достать можно. В сладостях просто купаемся.

Недавно получил письмо от Геннадия Владимировича. Пишет, что находится в Германии. Уничтожает окруженную группировку в городе Шнайдемюль. От дяди Сережи тоже получил письмо. Пишет, что живет неплохо. Где он находится, не знаю.

Ну вот коротенько о себе.

Пишите почаще.

Передавайте мой привет знакомым хлопцам и девушкам!

Крепко целую вас, Геннадий.

Вторым конвертом посылаю Вам немного бумаги.

#

Это последнее письмо перед очень тяжелым ранением.

Открытка от 13.03.45 г. из госпиталя написана рукой Веры Гавриловны – медсестры из Ленинграда.

Еще 3 письма от Веры.

В них она сообщает, что из г. Познани перенесен Гена в госпиталь г. Шверзенц (расстояние 2,5 км).

Письмо Веры Гавриловны

29/VI-45 г.

Уважаемые родители, сообщаю Вам, что письмо получила, очень была рада, что мое письмо дошло до Вас, но конечно оно было полное несчастий для Вас, но вы извините, что я вам искренне и откровенно описала все о Вашем сыне и его состоянии здоровья, прежде чем написать эти горькие строки, я все согласовала с докторами и ведущим хирургом, который дал заключение его крайне тяжёлого состояния, да к тому же на моих руках немало было таких мучеников, исход был печальным, только одно вас прошу, дорогие мои, не отчаивайтесь и не волнуйтесь. Ваш сын принёс много пользы для Родины, его труды учли, несколько имел награждений, которые он мне показывал, показывал ваши все фотокарточки, которые он хранил всё время под подушкой, говорил очень много о вас, о братике малыше, которого он так хотел видеть, он без него народился, очень умный ваш сын, вашего сына мы все любили как родного. Всё что требовалось ему делали, он был у нас не обижен, его имя знал весь коллектив нашего отделения, таких выдержанных и терпеливых очень редко, просто не могу вам описать, он лежал как ангел, такие тяжёлые раны, но он очень спокойно относился к ним, только и слышно от него было, ах милая сестричка, как мне трудно. Его слово «но я думаю, я всё перенесу», как мне хочется жить, родная сестричка» в ответ, конечно ему отвечали, что, Гена, ты будешь жить, но поверьте, как было тяжело это говорить, когда убеждены были в том, что это чудеса, если он будет жить. И вот так опишу я вам всё подробно, как мы с ним расстались, он ещё был жив, но состояние совсем было крайним, на машине или на поезде нельзя и думать, чтобы его везти, но наш госпиталь должен был уехать в другое место, его мы на носилках перенесли в другой госпиталь, расстояние этого госпиталя от нас было 2,5 километра, мы его несли бедного мученика, как он не хотел расставаться, и когда уложили его в кровать, то он заплакал. Так что сейчас пока я не знаю, уверенно вам не могу сказать об исходе, но даю честное слово, что завтра я сменюсь утром в девять часов утра и поеду туда, этот госпиталь, где мы его оставили, находится в десяти километров от нас, подробности ожидайте в следующем письме, но прошу вас не огорчайтесь, что получилось, с нами везти его нельзя было. Писем он вам не писал очень долго, потому что не мог, но я его уговорила, вот под диктовку и написал. Ранен, под каким городом я писала, к нам он прибыл уже тогда, когда сделали ему… [конец письма отсутствует].

 

* Для увеличения картинки воспользуйтесь правой кнопкой мыши и выберите пункт «Открыть изображение…»