Коллекция писем из фондов Музея Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.«Память» города Ставрополя

вторник, 5 мая, 2015 - 18:30

Письмо курсанта [автор неизвестен] из Ленинграда от 27 июня 1941 года

27/VI 41 г.

г. Ленинград

Здравствуйте, мама, папа и сестренки, шлю я вам свой привет и желаю всего наилучшего в вашей семейной жизни. С объявлением войны вы, наверное, в настоящее время беспокоитесь обо мне, но беспокойства ваши напрасны, так как флот еще не воюет, а если и будет воевать, так я еще не буду в нем участвовать, а с выпуском из школы поеду на учебные корабли проходить практику.

В настоящее время живу хорошо, учебу сдал на хорошо и отлично.

На днях поеду на корабль.

Следующее письмо пришлю, как приеду на место (на корабль).

Ну пока, до свидания, писать больше не о чем. Передавайте привет от меня дедушке и всей родне.

27/VI 41 года. [Подпись]

По старому моему адресу писем не пишите.

Письма Владимира Курдова

Маруся, за меня не беспокойся.

Если иногда от меня долго не будет писем, то не волнуйтесь, потому что с доставкой их плохо обстоит дело.

Маруся, сегодня получил от тебя две открытки: одна от 22/IX, другая от 1/X 41 г. Маруся, еще и еще спасибо тебе.

Твой брат. [Подпись]

26/X 41 г. Туапсе, п/я 59.

Здравствуй, моя любимая сестренка Маруся, крепко, крепко тебя целую и желаю тебе всего самого наилучшего.

Маруся, целуй за меня крепко, крепко Папу, Маму, бабушку и желай им за меня счастья и здоровья.

Маруся, я жив и здоров, чего и вам всем желаю, дорогая сестренка, большое спасибо тебе за твои открытки, хотя и коротко в них написано, но зато я знаю, что вы живы, здоровы и как вы живете. Маруся, передай Маме, что я ее письмо треугольничком получил, а также получил и от Папы, большое, большое вам всем спасибо за вашу доброту обо мне. Дорогая сестренка, я послал вам две телеграммы, письма с новым адресом. … пишите на новый адрес. Маруся, Шуре также послал телеграмму и письма, ты же писала, что Шура приехала и хотела мне написать, но я ничего еще не получал от нее. Дорогая сестренка, если получили последние деньги по телеграфу, то напиши, целуй за меня крепко, крепко Маму, Папу, Бабушку, родных, Шуру.

Остаюсь любящий тебя брат, Владимир.

Еще раз тебя целую. [Подпись]

26/X/41 г.

Маруся, видел Орлова Ваню, он сейчас служит на теплоходе, был у него, устроился комфортабельно, каюта на двоих, угостил он меня по-домашнему. Шлет вам всем привет. Маруся, если будешь ему писать, пиши ему по старому адресу. Михаила не видел.

Маруся, привет тебе от Володи.

Целую тебя крепко, твой брат, любящий тебя Вовка Курдов.

Письма А. А. Соловьева, стрелка, матери О. Л. Соловьевой

Здравствуйте, Мамаша, сестра Катя, брат Жора, Звягинцев Иван Иванович и Агафья Лукьяновна, Вера Петровна Николайчук и Галочка. Передаю я Вам мой пламенный привет и желаю Вам всего хорошего.

Сейчас я нахожусь в станице Ленинградской Краснодарского края (или как ее раньше называли ст. Уманская), адрес пока еще не знаю, но все же решил написать Вам письмо, чтобы Вы знали, где я нахожусь (и при том, пока я имею несколько минут свободного времени).

Школу я не закончил, преждевременно выехал сюда. Это зависит от хода войны. Кем я буду, пока сам не знаю, пройдет время, узнаем, это разрешится в ближайшие несколько дней. Вместе со мной (пока что) находятся Собачкин А. В., Карагодин остался на месте в г. Орджоникидзе.

Как сложатся мои дела окончательно, об этом я сообщу Вам дополнительно.

Я вполне здоров, чувствую себя хорошо.

Пишите (когда вышлю адрес), как доехала Катя, и как сложились ее дела в настоящее время, где она будет работать. Договоритесь с Ю…, пусть он Катю оставит в покое, пусть она живет дома с семьей, мотивировать она может слабостью своего здоровья, ведь она же часто болеет (особенно когда приехала домой, она сильно болела), а еще потому, что дома надо обеспечивать семью, а кроме у нас некому сейчас.

Я отправил Вам два письма (одно с г. Орджоникидзе перед выездом, второе со ст. Сосыка), не знаю получили ли Вы или нет.

Вот все. До свиданья,

[Подпись] / Соловьев/.

адреса пока нет

7/XI-41 г.

ст. Ленинградская

Краснодарского края

4-го января 42 года.

Здравствуйте, Мамаша, брат Жора, Звягинцев Иван Иванович и Агафья Лукьяновна, Вера Петровна Николайчук и Галочка.

Передаю Вам мой пламенный привет и желаю Вам всего хорошего.

Поздравляю Вас всех с началом Нового года, желаю Вам в 42 году хорошего здоровья и счастья, желаю успехов в работе и в повседневной жизни.

Хоть перед новым годом (30/XII-41 г.) я отправил Вам письмо и ответа от Вас еще не получил, но пишу снова потому, что хочу регулярно (почаще) сообщать Вам о своих делах, пока имею к этому возможность, пока есть время, а когда выеду на фронт, оттуда придется реже писать, потому что там не всякий раз найдешь время для письма, но все же при первой возможности я всегда буду сообщать Вам о моих делах, даже когда буду находиться на фронте.

Но главная причина отправки Вам этого письма заключается в том, что я хочу сообщить Вам об отправке мною Вам телеграммы, поздравительной, по случаю начала Нового года, телеграмму я отправил Вам 31/XII-41 г, отправил я ее с почтового отделения Реутов. Это есть такое Почт-отделение рядом с г. Москва, там мы останавливались на несколько минут при прохождении этого места на лыжах (были уже лыжные занятия). Оттуда я и отправил телеграмму.

Кроме того, с того же Почтового отделения я отправил Вам заказной бандеролью (или открытую посылку) по кв. № 523 от 31/XII-1941 г. В этой посылке находятся следующие вещи:

1) книжек 9 штук;

2) тетради исписанные, это мои конспекты, которые я писал во время учебы в Военной школе, они мне будут нужны, в них записаны ценные данные. Книжки также очень ценные, по ним я учился в школе. Они тоже мне будут нужны, когда я возвращусь, поэтому берегите их до моего приезда.

Их я отослал потому, что мне их здесь негде хранить, и мне они сейчас не очень нужны, без них я сейчас могу обходиться, поэтому я решил их отправить Вам.

О получении телеграммы и посылки сообщите мне в письме, особенно о высылке телеграммы я сообщаю на случай, если Вы ее не получается, но чтобы знали, что я ее отправил.

Нахожусь я сейчас в гор. Москве, проживаю на окраине города. Чувствую себя хорошо, вполне здоров.

В Москве сейчас, вернее на ее окраине лежит глубокий снег (особенно в лесу), глубина снега достигает до 50 см.

Морозы также здесь в последнее время большие, морозы в последние дни доходили до –40оС, а сегодня, например, мороз –38оС, но ветра нет, да и вообще ветров совершенно не бывает. Когда мороз бывает большой, то не бывает даже маленького ветра, поэтому такой мороз легко переносить. Одет я очень хорошо, поэтому легко переношу такие морозы, даже порой не веришь, что такой большой мороз, но когда посмотришь на термометр, оказывается, что мороз большой. Как я одет, об этом не раз я Вам уже писал.

Сколько дней я буду здесь находиться, пока неизвестно, если я выеду отсюда, об этом я своевременно Вам сообщу.

Сообщите, получили ли мой паспорт, который я выслал еще со ст. Ленинградской по кв. № 715 от 16/XII-41 г.

Сообщите, как живете, в чем нуждаетесь, как Вам помогают работники МРК «Заготской» и другие организации.

Еще раз повторяю, что посылка мной послана открытой, я сам концы ее обрезал (открывал), такой порядок существует на почте при отправке зак. бандероли, так что не удивляйтесь, что она открыта, когда получите.

Должен сказать Вам, что я хорошо научился ездить на лыжах, это … дело.

Следите за газетами, как наши войска громят германских фашистов, как наши войска освобождают города.

Пока все. До свидание, мой адрес: Полевая почта 1626, стрелковый батальон, взвод автоматчинов, Соловьеву А. А.

[Подпись]

4/I-1942 года

Письмо Третьяковой Анне от 26 мая 1942 года

26.V. 42

Здравствуйте, все, все!

И меня извините за долгое молчание, это ж по моей вине, не сумел вовремя использовать время. Но эту ошибку можно учесть в следующий раз. А теперь сообщаю, что открытку я вашу получил, за которую премного благодарен за ваше внимание. Сам-то я жив и здоров, а чувствую себя нормально, понятно, ведь сейчас уже лето и … не приходится, только жара невыносимая, хожу в гимнастерке, майке, брюках и трусах, да еще плюс к этому сапоги, так что обижаться не на что. Скоро будут опять зачеты по новой мат.части, а потом еще и полеты на ней. От Шурика пока еще нет ничего. Мама, напишите Костин адрес, попытаюсь написать ему пару строчек, он, кажется, на Южном фронте, так здесь недалеко, километров 150–200 и только, а в каком роде войск он служит, при пехоте, артиллерии и т.д. Как там у вас с продуктами стало лучше, хуже, напишите, как дела на огороде. Посещает ли кто парк, молодежи, наверное, совсем мало. Как поживают наши ростовцы, мама, постарайтесь так, чтобы бабуся получше отдохнула и немного забыла то, что видела и отдохнула. Как поживает Лида, она и учиться теперь будет в нашем городе. Ну, а Натуся пишет, что она заглохла со своим будущим супругом. Как идут папины и ваши дела, ездили ли за рыбой на озеро. Ах! А здесь рыбы … миллионы целые, а рыба крупная, острогой ловили ребята, когда она шла. Ну вот и все [конец неразборчиво].

Письмо солдата Александра семье от 30 июня 1942 года

Здравствуйте, Толик, Мама, Папа, Таня. С горячим приветом к вам ваш Шура.

Спешу сообщить, что я жив и здоров, того и вам желаю.

Тася, я получил письмо, в котором вы сообщаете, что Катя умерла, что с ней такое сделалось, чем она болела.

Тася, сообщи, как похоронили, кто приезжал или нет из Сухобузима, какое отношение её знакомых к вам.

Тася, как чувствует себя маленький Толик, что он говорит про свою маму.

Тася, Толечку не обижайте, растите его.

Особенно писать мне нечего пока, до свидания.

Крепко целую вас, ваш Шура.

Жду ответ. 30/VI/ 42

Письмо И. В. Фокину от 19 декабря 1942 года

19/XII 42 г.

Здравствуйте, дорогие мои, брат Ваня и Ольга Николаевна.

Посылаем вам привет, пожелаем всего хорошего. Благо здоровья мне посылает сестра Аня. Привет, дорогой брат Ваня, я тебе сообщу, у нас большое несчастье, Сережа погиб. Пока не знаю когда и где, это я узнаю. Написала сестра Шура. Она ходила в ЖАКТ опечатывать квартиру. И им сказали, что […] от Сережи.

Опишу вам, я настоящее время являюсь дед, у нас у Нины сын, его зовут Алек.

Ну теперь, опишу тебе, как я питаюсь. Я питаюсь пока вместе с Ниной и ее сестрой Аней за одним столом, только благодаря им живу.

Хорошо, что ты не поехал на родину. Ваня, у нас был Вася Павлов, он приезжал по вызову Петровны, очень больно. Я, Ваня, Фима и Тимофей тоже направлен на фронт. Куда не знаю, еще отпишу тебе как поживает Петруша Егоров, не важно, но очень плохо. Надо писать очень много, не хочу. Пока, до свидания.

Пишите ответ

Фокин.

Ваня, отпиши как у вас с продовольствием, сколько дают хлеба, вообще все про довольствие.

Письмо [курсанта] от 15 июня 1943 года из г. Орджоникидзе

15.6.43 г.                              Привет из Орджоникидзе!

Здравствуйте дорогие папа, мама, бабушка и будущая путешественница Танюша.

Большое спасибо за письма, которые вы прислали, через них пахнет чем-то домашним. Начну с ответа на папино письмо.

Папа, я нисколько не считаю тебя человеком с деревянным сердцем. Но и ты в свою очередь ошибаешься, полагая, что камнем моего преткновения, являются плетни. Сейчас плетень – рай после строевой и других занятий.

Но суть дела не в них. С военной обстановкой я примерился и в, достаточной степени освоился. К строевой и военной дисциплине привык. В основном я живу неплохо. Всем необходимым обеспечен. В баню ходим раз в десять дней. Мыло выдают. Питание неплохое, но однообразное, рис на рисе сидит и рисом погоняет. Этого дома нет, а тут приедается.

Изредка бывает компот, иногда [сало]. Правда после занятий желудок опустошается, но затянешь потуже ремень и ничего – все идет гладко, как по маслу.

Занятия идут нормальным ходом.

Вы просили восстановить мой род занятий и будущую мою профессию. Постараюсь это сделать. Сейчас нашим боевым девизом является: «Минометчик, не пыли». Приходится таскать на спине и ствол и плиту. Работать мы будем на батальонные. Какие они папа знает. Как видите, я имею некоторую родственную связь с артиллеристами.

Чехарду адресов объяснить не могу. В основном суть адреса остается.

Письмо гв. лейтенанта жене командира М. И. Сафроновой от 18 августа 1944 года

Привет с фронта!

Здравствуй, т. Сафронова Мария Ивановна, примите привет от меня и моих товарищей. Сегодня, 18 августа 1944 года, исполнилась годовщина со дня смерти Вашего мужа, нашего боевого командира, гвардии полковника Сафронова Иллариона Стефановича, который отдал свою жизнь за дело нашей советской Родины.

Дорогая Мария Ивановна и ваши дети, это для вас, а также для нас тяжелая утрата. Мы не забудем, как не забудут его мои товарищи, еще сильнее будем бить немецких захватчиков. Сейчас мы освобождаем братьев поляков от немецкого ига, немцы и их блок разваливается.

Вечная слава герою-танкисту.

Т. Сафронова М. И., я выражаю свое соболезнование как земляку, воину, павшему смертью храбрых в бою за наш гор. Славянск.

18.8.44 г.                    Гвардии лейтенант [Подпись]

 

* Для увеличения картинки воспользуйтесь правой кнопкой мыши и выберите пункт «Открыть изображение…»